Список депутатов Госдумы VII созыва
Фракция Новости Совет руководителей фракций Мероприятия Экспертно-консультативные советы Медиа Пресс-служба
ГлавнаяНовости

Алексей Пушков: Россия готова к взаимодействию с Западом, но на основе учета взаимных интересов

Сегодня, 8 апреля, в Государственной Думе состоялись парламентские слушания на тему «Россия – Запад: что возобладает – логика противостояния или логика взаимодействия?». 

Открывая слушания, председатель комитета ГД по международным делам Алексей Пушков заявил, что Россия готова к взаимодействию с Западом, но на основе учета взаимных интересов: 

- Сейчас логика конфронтации в отношениях между Западом и Россией, к сожалению, преобладает над логикой взаимодействия. И это не российский выбор. 

Мы очень последовательно отстаивали сохранение тех принципов, на которых строились отношения с Западом. Именно Россия в лице Президента России Владимира Путина на Генассамблее ООН выдвинула предложение о создании антитеррористической коалиции наподобие антигитлеровской коалиции, и вы знаете, мы до сих пор не имеем никакого ответа на этот вопрос. 

Мы неоднократно говорили о необходимости сохранения отношений партнерства, но столкнулись с логикой противостояния. В этом, на мой взгляд, есть определенная закономерность. В прошлом взаимодействие между Россией и Западом во многом зиждилось на признании Россией ведущей роли Запада и это, конечно, продолжаться бесконечно не могло. На Мюнхенской конференции в 2007 году Президент России изложил те основные причины, по которым следует перестраивать тот тип взаимодействия, который сложился между Западом и Россией. 

Россия к середине первой декады 2000-х годов уже не готова была принимать лидерство Запада, в частности, потому что Запад злоупотреблял согласием, готовностью России к партнерству. США к этому моменту уже вышли из Договора о противоракетной обороне, чем поставили под угрозу, прежде всего, нашу безопасность. Кроме того, Соединенные Штаты провели две волны расширения НАТО и готовили третью, поддержали «оранжевую революцию» на Украине и готовили вступление в НАТО Украины в то время во главе с Виктором Ющенко. 

То есть, в ответ на нашу готовность к взаимодействию мы получили стремление Запада максимально укрепить свои геополитические позиции за наш счет. И отсюда наше несогласие с этой линией. 

С тех пор все, что произошло, подтвердило правильность нашей позиции. Развитие событий на Ближнем и Среднем Востоке показало, что Запад не справляется с задачей международного лидерства. В результате порочных внешнеполитических решений, предпринятых Западом на ряде направлений, мы получили повышенную нестабильность. Та дуга нестабильности, которая протянулась от Северной Африки до Пакистана, она превратилась в дугу войн и терроризма, то есть произошла деградация ситуации. 

В этих условиях Россия не может поддерживать западные подходы к регулированию международных отношений, поскольку они показали свою неадекватность. В то же время, как только Россия приняла решение об участии в урегулировании сирийского кризиса, в том числе через использование военных инструментов ради обеспечения политического решения, ситуация в этой стране сдвинулась в лучшую сторону. Конечно, на  Западе это сейчас не хотят признавать, но это абсолютно очевидный факт. 

Сейчас Западом избрана логика конфронтации. Надо сказать, что эта логика противоречит объективным потребностям и Европы, и США, но отвечает субъективным интересам ныне правящих западных элит, которые стремятся поддержать гегемонию западного альянса в международных отношениях и продвинуть так называемый глобальный либеральный проект. Поскольку Россия не вписывается в глобальный либеральный проект и не готова принять гегемонию западного альянса, то Россия и избрана в качестве предмета этой конфронтации.

При этом нам говорят, что на самом деле Запад не стремится к холодной войне, он стремится к диалогу. Недавно генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг заявил, что НАТО не заинтересована в конфронтации с Россией и постарается не допустить возобновления холодной войны. К сожалению, пока это следует воспринимать как чистую риторику и прикрытие для политики конфронтации. Столтенберг на последней конференции по безопасности в Мюнхене «выдвинул абсурдную формулу, которая звучит следующим образом: больше устрашения по отношению к России, больше диалога с Россией». Потом господину Столтенбергу, видимо, кто-то разъяснил, что «больше устрашения» будет означать полное отсутствие диалога, и он изменил свою формулу, и, выступая в Атлантическом совете в США, он заявил, что теперь принцип: сильная оборона, конструктивный диалог. Но, на самом деле, говорить о сильной обороне можно только в том случае, когда принимаются оборонительные меры. Но когда принимаются меры по насыщению военными НАТО стран Прибалтики, размещению баз быстрого реагирования в Польше и так далее, это уже не сильная оборона, это уже действия, которые направлены на подрыв российской безопасности. И если в НАТО считают, что на этой основе устрашения можно выстроить диалог, то, на мой взгляд, здесь есть серьезное заблуждение.

Неслучайно, когда в феврале в Мюнхене обсуждался вопрос о созыве не работающего с 2014 года Совета Россия-НАТО, нами было заявлено, что для проведения встречи Совета необходима повестка дня, которая представляет интерес для обеих сторон. А о чем мы сейчас будем говорить? О том, что (нужно) больше устрашения? Я знаю, что переговоры ведутся. Мы не отказываемся от возобновления работы этого Совета, но для этого в позиции НАТО должен произойти какой-то минимальный сдвиг.

Это о логике конфронтации. Логика взаимодействия, есть ли для нее какие-то основания? Есть. В ее пользу говорят объективные потребности и Запада, и нашей страны. Например, это борьба с терроризмом, что совершенно очевидно. Это нераспространение ядерного оружия, не менее очевидная общая задача, стабилизация Ближнего и Среднего Востока. Запад его развалил в значительной степени, теперь его надо стабилизировать. Есть интересы экономического взаимодействия. 

Но логика взаимодействия пока не осознана западными лидерами. Они пытаются добиться своего через логику конфронтации и сейчас перешли к режиму длительной политической и экономической осады России. Попытки политической изоляции, попытки экономической изоляции, продолжение санкций. 

Из всего того, что сделали США в прошлом году, самое важное не визит Керри в Москву. Потому что визит Керри в Москву - это маневры. Самое важное - это санкции, подписанные еще на год Бараком Обамой. Это уже практическое политическое решение. 

Запад искусственно поддерживает логику конфронтации. Что может изменить это? На мой взгляд, это может измениться в силу смены западных лидеров. Мы видим, что на выборах в США далеко не все кандидаты поддерживают то, что делает Барак Обама. Мы видим, что в Европе есть серьезная оппозиция тому курсу, который проводится в отношении России. Второй путь - усиление внутри западных элит тех кругов, которые осознают объективную потребность логики взаимодействия. И третий - это сила политической необходимости. Если на Западе почувствуют, что политика конфронтации не просто ущемляет интересы фермеров и части западного бизнеса, но приводит к подрыву базовых интересов Запада, я думаю, что произойдет переориентация. 

Россия выступает за логику взаимодействия, но логику взаимодействия на равноправных основах, на основе взаимного учета интересов, а не на основе навязывания одной страной своих приоритетов другой стране. Такую логику мы уже принять не готовы.


главное

Сергей Неверов: Партия важна, но решающее значение имеет личность кандидата

Лидер думских единороссов на примере Фургала показал, что личность кандидата влияет на выбор людей не меньше, чем его партийная принадлежность.

Голосование онлайн, реализация инициатив молодежи, защита животных – о чем говорили активисты МГЕР с депутатами «ЕДИНОЙ РОССИИ» на «Территории смыслов»

Участие молодежи в жизни страны, соблюдение принятых Госдумой законов, возвращение к работе предприятий сферы услуг после вынужденного перерыва – по этим и другим острым темам молодые люди задали вопросы Руководителю думской фракции парламентского большинства Сергей Неверову и другим депутатам фракции.

К вопросу ужесточения наказания для нарушителей ПДД надо подходить комплексно, считают во фракции «ЕДИНАЯ РОССИЯ»

Одним повышением штрафов для автомобилистов не обойтись, должна быть неотвратимость наказания.

архив